Почему общество хочет, чтобы дети не взрослели?

«Да я в 14 лет в куклы играла!» — кому не знакомы подобные высказывания с целью осудить «распустившихся» подростков? А вы сами не пробовали представить 14-летних девиц, которые сооружают на полу кукольный дом, заплетают своим героиням косы, меняются друг с другом их одеждой?

Если ещё не чувствуете подвоха, вспомните своих знакомых и одноклассниц, поищите странички 14-летних в социальных сетях. Мало кто из них выглядит, как ребёнок, многие уже начинают задумываться о выборе своей будущей профессии, а не над «работой» своей куклы. Многие уже столкнулись с регулярным напоминанием о том, что они женщины. И будьте уверены: их игры в куклы не ограничивались невинными сюжетами. Тогда они пытались имитировать жизнь, а теперь всё больше сталкиваются с необходимостью её строить. Заботливые взрослые оградят «девочек» от этого, ведь им надо думать об успехах в школе. Худшее, чем это может закончиться — школьницы производят на свет случайных детей, получившихся в качестве имитации, попытки быть взрослыми. « Да ведь они сами ещё дети! Им бы в куклы играть да алгебру зубрить!» — скажут возмущённые взрослые. Только не ответят на главный вопрос: как заставили их быть детьми?

Инфантильность, большой ребенок

Что такое детство?

— Расти большой и ешь, что дают.

Это понятие в сознании многих имеет два ключевых определения: «беззаботно время» и «период невинности». Когда они говорят и пишут об этом, всплывает вывод: они безнадёжно повзрослели. Они думают о том, как было бы хорошо ни за что не отвечать, включая свою собственную жизнь. А ведь когда-то они сами были детьми. Рвались понять, как устроен мир взрослых, и не понимали, почему реальные возможности взрослого (не путать с удовлетворением воспитателей) нельзя заслужить, почему статуса полноценного человека нужно просто дожидаться.

— Мама, как мне стать взрослым?

— Наслаждайся детством, слушайся старших, подрастёшь — поймёшь.

Не надо думать, не надо понимать — надо просто отдаться социализации. Детство перестаёт быть периодом адаптации уже на этом этапе, хотя именно адаптация является главной задачей этого периода. Попытки исправить это происходят в подростковом возрасте. К адаптации, если приглядеться, нет осязаемого, конкретного пути, и все пытаются, кто во что горазд: кто-то курит, чтобы казаться взрослым(употребляющие алкоголь и курящие подростки — это тоже нормально, лишь бы не в школьном туалете); кто-то стелется перед старшими, выуживая различные привилегии; кто-то просто идёт по накатанной, дабы не чувствовать себя отщепенцем. Проще говоря,в первую очередь внимание привлекают внешние атрибуты. Более активные попытки приспособиться к настоящим, не «кукольным» условиям жизни, попытки взаимодействовать с внешним миром, начиная с межвозрастных контактов и заканчивая влияния на него, списываются на «трудности переходного возраста». Перебесится, мол, и будет жить, как надо. И ведь так и происходит.

Инфантильность, большой ребенок

— Я в твоём возрасте тоже хотел справедливости. Ничего, перебесился — привык. Почему так надо? Не твоё дело. Так жизнь устроена.

А что ещё можно вытянуть с этих людей? Им тоже в своё время не посчитали нужным дать хоть какое-то, но понимание происходящего. За исключением набора стереотипов поведения для жены, студента, родителя и пр. у этих людей ничего нет. Их жизненный опыт не анализируется, а наслаивается налётом самооправданий. Адаптация к жизни? Как повезёт. Социализация? С виду похож на других — и замечательно.

На пороге инкубатора.

Дальше — больше. «Грудь есть — мозгов ещё нет!» — так говорят сейчас про девушек-акселераток. Возникает вопрос: откуда взяться этим мозгам в инкубаторе? Сегодня делается всё, чтобы удержать молодых людей подольше в состоянии «детской» невинности. Ограждают от информации, от общения вне своей возрастной группы, от самостоятельного принятия решений. «Дети должны быть детьми!» — и они остаются «детьми» до 16, 18, 21 года и далее. Детьми, которые:

  •  не создали базу для самостоятельной жизни до её начала;
  •  производят других детей случайно или потому, что «все так делают»;
  •  считают учёбу работой «на дядю»;
  •  не умеют воспитывать детей;
  •  самоутверждаются за счёт несовершеннолетних, т. к. считают своим главным достижением возраст.

Инфантильность, большой ребенок

Для несовершеннолетних граждан организуется инкубатор — происходит отсечение фактического и морального права адаптироваться к реальным условиям. Зато в ходу универсальное оправдание отсутствия тех самых мозгов — «мне рано их иметь». На выходе имеем 17-18-летних молодых людей и девушек, натасканных на школьные тесты, в голове у которых жизнь делится на «разврат», который теперь открыто доступен в полной мере, и «учёбу/работу» — неизбежное и непонятное зло. Эти же люди потом выступают за ужесточение контроля — за расширение и упрочнение инкубатора. Потому что инфантильны — неспособны ни себе, ни своим детям объяснить, для чего нужно учиться, чем измерять безопасность секса кроме как отсутствием элементарных знаний о нём, зачем нужно думать о последствиях своих поступков, что есть сопутствующие атрибуты возрастного периода, а что — содержание, и т.д. Детям это всё объяснять рано, взрослым — поздно. Ночь на 18-тый день рождения слишком коротка.

А теперь вернёмся к нашим, не играющим в куклы девочкам. Так ли полезно им «расти большими» вместо того, чтобы взрослеть?

Люси Котова, лидер детско-молодёжного движения Борьба За Равноправие

Editor

Проверочная информация

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.